ВажноЛайфстайл

«Байрактары» и беспилотники украинской разработки

Крошечные и не очень, беспилотные летательные аппараты потихоньку совершают революцию в военном деле. По понятным на то причинам, наибольшее внимание мира сейчас приковано к турецкой модели Bayraktar TB2, которая не раз доказала свою боевую эффективность на Ближнем Востоке и в войне за Карабах. Эти беспилотники есть на вооружении и в Украине. Речь идет о двух таких комплексах, но вскоре запасы нашей армии могут пополниться … «Уже принято решение и запланировано, что в 2021 году для нужд Вооруженных сил Украины мы закупим 5 новых Bayraktar (всего в планах Минобороны закупить полсотни таких машин. — Ред.)», — сообщил Главнокомандующий ВС Украины генерал-полковник Руслан Хомчак.

Однако, какая вообще потребность ВСУ в таком оружии? В конце концов, что предлагает наша соответствующая отрасль, чем можем похвастаться / предложить? Ищем ответы на эти вопросы. А вообще: потенциал с этим делом у нас огромный, но не без традиционных «но» …

От самодельного дрона к ударным комплексам мирового уровня

К началу войны в Донбассе беспилотные летательные аппараты на вооружении украинской армии практически отсутствовали как класс. Единственным типом были крайне устаревшие (и физически, и морально) советские Ту-143 «Рейс». Однако об их боевой эффективности говорит тот факт, что камера, стоявшая на них, была пленочной.

В ходе боевых действий в армию стали поступать многочисленные гражданские аппараты от волонтеров (как собранные «на коленке», так и купленные в Китае), которые либо использовались «как есть», или с помощью «народного инженерного гения» доводились до состояния ударного беспилотника ( так называемый «афганский вариант», когда граненый стакан с гранатой, или что-то, обмотанное скотчем, закрепляется в держателе для камеры дрона). Впрочем насколько подобное оружие можно назвать эффективным… Если цель напугать врага, то, вероятно, какой-то смысл в этом есть. Но… Снаряд должен иметь стабилизацию, он должен лететь ровно, чтобы попасть в квадратик 5х5. Ни о каких ударных вариантах, а тем более — серийном производстве, на тот момент речь не шла…

«Разведывательные беспилотники более или менее в приличном качестве поступают на вооружение ВСУ. Это, прежде всего, «Фурия», «Лелека-100», которые производятся небольшими фирмами, ну как производятся — собираются из китайских комплектующих. А вот ударные… Их на шестом с лишним году войны в ВСУ не хватает», — комментирует Укринформу военный эксперт Михаил Жирохов. На сегодня, говорит он, наша армия может похвастаться только турецкими «Байрактарами» (в переводе с турецкого — «Знаменосец», — Ред.). «Речь идет о двух таких комплексах (состоят из шести беспилотников, двух станций управления и 200 управляемых ракет), которые в марте 2019-го были доставлены в Украину, успешно прошли государственные испытания и поставлены на вооружение», — добавил эксперт.

Чтобы оценить потребности ВСУ в таких аппаратах, мы попытались отыскать в Сети информацию о БПЛА-обеспечения армии Азербайджана. В июле 2020 года Баку получил комплект из шести единиц, а это — 18 беспилотников, шесть станций управления и 1200 ракет. Впрочем, судя по интенсивности применения во время боев в Карабахе, были поставки раньше, причем не только турецких. По данным центра исследования военных беспилотников американского Бард-колледжа, год назад на вооружении азербайджанской армии были израильские разведывательно-дозорные беспилотники Heron TP (две единицы) и Hermes 4507 (10 единиц), барражирующие боеприпасы Sky Striker (100 единиц) и Harop (50 единиц). Кроме того, по данным того же источника в Азербайджане, на совместном с Израилем предприятии Azad systems производили дроны: разведчик Aerostar и «камикадзе» Orbiter1K и Orbiter-3.

Украинский «Сокол — 300» и другие

На сегодня в Украине создан ряд разноклассовых ударных беспилотников (ударно-разведывательные, ударные и камикадзе — принципиально разных по цене, воздействию, задачам), способных уничтожать цели противника, избегая при этом возможных как человеческих, так и инфраструктурных потерь. Однако, стоит отметить, что значительная их часть пока находится на стадии разработки и заводских испытаний.

Ударно-разведввательный комплекс «Сокол-300»: сравниваем с Байрактаром

Комплекс от КБ «ЛУЧ», который еще предназначен для ведения разведки и нанесения ударов на оперативную и тактическую глубину противника. Основные характеристики беспилотника: масса полезной нагрузки — 300 кг; максимальная взлетная масса — 1225 кг; размах крыла БПЛА — 14 м, а длина — 8,57 м; максимальная скорость — 335 км/ч крейсерская скорость — от 150 до 335 км/ч система управления — IHS + GPS + карта местности; может оснащаться одним из трех двигателей — МС-500В-05С / СE, АИ-450Т2 и Rotax 91; продолжительность полета — 3-26 ч (в зависимости от двигателя) Проектная дальность полета — 1000-3300 км (в зависимости от двигателя) вооружение — управляемые ракеты с дальностью поражения до 10 км.

Ожидаемая стоимость одного БПЛА первой партии — около 45 миллионов гривень, с последующим удешевлением на 30-40% благодаря серийному производству.

Возьмем «Сокол-300» и попробуем сравнить его с «Bayraktar TB2» («турок» тоже разведывательно-ударный). Наш аппарат больше, а по отдельным характеристикам даже лучше: масса полезной нагрузки «Bayraktar TB2» — 50 кг (у нас — 300 кг); максимальная взлетная масса — 650 кг (у «Сокола» — вдвое больше) размах крыла БПЛА — 12 м, а длина — 6,5 м; максимальная скорость — 222 км/ч ( «Сокол» — 335 км/ч); продолжительность полета — 24 часов 34 минуты.

Ударный беспилотный комплекс ST-35 «Гром»

Беспилотный комплекс частного предприятия «Атлон-Авиа» может поражать цели на закрытых позициях и использовать различные боевых частей. Основные характеристики ST-35 «Гром»: скорость до 120 км/час; максимальная продолжительность полета — 60 минут взлетный вес — 10 килограммов, вес боевой части — 3,5 килограмма; вероятность поражения цели — 0,95; типы боевой части — термобарическая, кумулятивная, осколочно-фугасная; расчет — 3 человека.

По словам директора НПП «Атлон Авиа» Артема Вьюнника, заводские испытания «Грома» запланированы на весну 2021 года. «По планам, это должен быть апрель-май 2021 года. Если заводские испытания пройдут успешно, то мы надеемся в следующем же году провести государственные испытания. Но это (сроки испытаний) будет сильно зависеть от нашего подрядчика по боевой части. Потому что мы не разрабатываем боевую часть. Мы делаем носитель и систему наведения», — подчеркнул глава частного предприятия.

Беспилотник-камикадзе, или барражирующий боеприпас RAM UAV

Основное назначения RAM UAV (беспилотника-камикадзе, или барражирующего боеприпаса от компании «Оборонные и радиоэлектронные технологии») — это выявление в заданном районе и поражение наземных (надводных) бронированных целей и систем противовоздушной обороны (применение в конструкции). Технически в БПЛА заложена многоцелевая боеголовка весом 3 кг, которая при обнаружении цели может ее обезвредить с помощью прямого удара. Запускается RAM UAV с помощью катапульты и может находиться в небе до 40 минут. Управление беспилотником осуществляется оператором на расстоянии до 30 км, также с этой дальности устройство передает видео в режиме реального времени на компьютер владельца. Длина боеприпаса — 1,8, размах крыла — 2,3 м, максимальный вес, с которым устройство может взлететь – 8 кг.

Кроме вышеупомянутых комплексов стоит упомянуть и о таких перспективных проектах как «Горлица» (КБ «Луч») и PD-1 (UkrSpecSystems). Кроме чисто разведывательных задач (аэросъемки местности, выполнения надзорных, патрульных, поисковых и мониторинговых миссий и т.п.) эти аппараты, в случае доработки / модернизации, могут перейти в категорию тактических ударных беспилотных комплексов.

К примеру, новая версия PD-1 оснащена новым мощным двигателем, который отныне может оснащаться барражирующими боеприпасами, установленными в специальных подвесных контейнерах — по одному на каждом крыле. Масса полезной нагрузки, по информации разработчиков, составляет 8 кг. Максимальное время полета 5 часов. «Потолок» — 2 км. Точность поражения с высоты одного километра составляет около десяти метров, но этот показатель, как указано в описании, также зависит от того оснащен ли боеприпас системами прицеливания и корректировки траектории. «Мы сейчас отрабатываем работу с неуправляемым боеприпасом, но, конечно, есть потребность в оружии точного действия. Интересный этап — это переход к управляемому боеприпасу. Точному. Который и наводится, и корректируется во время полета. Поэтому этап (с неуправляемым боеприпасом. — Ред.) можно считать промежуточным», — говорит технический директор компании Александр Чендеков.

Что касается «Горлицы», то, по словам конструкторов ГП «Антонова», в кооперации с КБ «Луч» проводится работа по оснащению комплекса специальными легкими ракетами. Однако, по состоянию на 2020 год, о результатах работ по совершенствованию БПЛА информации нет.

Беспилотники и классическая авиация

Это факт: Украина очень отстает от врага в авиации. И быстро это отставание погасить невозможно. «Парк авиационной техники ВСУ на сегодняшний день нуждается в обновлении (…) старые самолеты у нас военно-транспортные, им от 52 лет. Ударная, истребительная и разведывательная авиация — Су-25, Су-24М, МиГ-29, Су-27, Су-24МР с 1981 по 1991 год выпуска. За время независимости Украины мы не получили ни одного военного самолета», — рассказал в интервью РБК Украина командующий Воздушных Сил генерал-полковник Сергей Дроздов.

Создать собственный боевой самолет — многофункциональный истребитель, Украине также вряд ли удастся в ближайшей перспективе. Для этого у нас нет, во-первых, соответствующей научной базы, нет мощностей производства, опыта. Как утверждает господин Дроздов, Украина может выпускать только военно-транспортные самолеты. «Украине нужно не менее 10 лет и не менее 10 млрд долларов только на создание прототипа боевого самолета, кроме того, время не стоит на месте, надо, чтобы он отвечал важным современным характеристикам. У нас столько миллиардов и столько времени нет», — подчеркнул командующий украинских ВВС.

А вот — опыт соседней Словакии, которая недавно подписала контракт на закупку 14 американских самолетов F-16. Стоимость контракта составляет 1,8 миллиарда долларов, что включает, кроме строительства и доставки самолетов, сопутствующее оборудование, запчасти, 130 ракет и 170 управляемых бомб и — подготовку 22 пилотов и 160 человек техперсонала.

Так, может, БПЛА смогут хоть как-то уменьшить наше отставание в боевой авиации? В конце концов, беспилотники имеют ряд преимуществ, а именно: это и безупречная разведка, и точечные удары, и принципиально меньшая стоимость аппарата, и, что самое главное, без риска жизнь пилота.

Частично эксперты соглашаются, но тут же отмечают, что несмотря на значительный прогресс в технологиях, даже большие и дорогие ударные беспилотники не способны на 100% заменить в бою классическую авиацию. Им, например, не под силу задачи, которые выполняет современный многоцелевой истребитель. Ведь это другая скорость, оперативность, мощность вооружения, средства обнаружения и уничтожения воздушных целей — это совсем другой уровень. Наконец, самолет может нести несколько тонн ракет и бомб, а к примеру, тот же турецкий Bayraktar — всего 60 кг.

«Транспортная авиация нам нужна в любом случае, а вот боевые вертолеты, в конце концов «штурмовик» типа Су-25 — целиком и полностью может заменить ударный беспилотник. В то же время этот аппарат не может вести воздушный бой. Пока, по крайней мере», – утверждает Михаил Жирохов.

Что касается цены… «Один самолет — это 30-50 миллионов долларов (и выше). Один беспилотник — от 500 тысяч долларов (и выше), то есть дешевле в несколько десятков раз», — убеждает авиаэксперт Кирилл Новиков.

В свою очередь в «КБ Луч» (разработчики «Сокол-300») говорят, что на опытно-конструкторскую работу понадобится где-то около 150 миллионов гривень (свыше 5 миллионов долларов). «Возможно, это кажется большой цифрой, но если вы знаете, за сколько мы купили комплекс турецкий (69 млн долларов — такую ​​цену Украина заплатила Турции за два комплекса Bayraktar TB2, с учетом доставки, подготовки специалистов… — Ред.), то она просто ничтожна. Намного меньше. И стоимость одного аппарата, по нашим расчетам, не будет превышать 40-45 миллионов гривен (1,4-1,5 млн долларов). Это тоже очень немного», — добавил директор предприятия Олег Коростелев.

Если отечественные воздушные «машины» дешевле иностранных аналогов, то в чем проблема, почему наши их не запускают в серийное производство? Что ж, как уже упоминалось в самом начале — без «но» тут не обошлось…

«Да, есть концепт, единичные опытные образцы, впрочем, что касается практической реализации, серийного производства… Нужны средства и около трех лет. Впрочем, поймите, армейцы вкладывать деньги в проекты (даже если они очень перспективные) не будут. А собственных средств предприятия, в первую очередь частные, к сожалению, не имеют (или их недостаточно), — убеждает Михаил Жирохов. — Украина сейчас находится в состоянии войны, средства на армию нужны уже и сейчас. Поэтому мы просто вынуждены покупать уже готовое, чтобы было чем воевать… А для того довести до ума тот же «Сокол-300» — нужно время. Но война в Донбассе ждать не будет. Да, в перспективе надо иметь собственный ударный беспилотник, и не один…».

Подобное мнение выразил Кирилл Новиков, выделив два важных фактора. Первый — это сложность финансирования. Несмотря на то, что из бюджета идет 5% на оборону и безопасность (наверное, это едва ли не самый большой процентный показатель среди стран Европы), к сожалению, в нынешних экономических условиях это относительно небольшие деньги.

Впрочем, дело тут не только в обеспечении достаточного финансирования, но и в организации эффективной работы на всех уровнях. Поэтому, второй фактор — государственный оборонный заказ. «У нас это дело пересматривается по несколько раз в год. Есть расхождения во взглядах Генерального штаба ВСУ, Министерства обороны и СНБОУ. Все это приводит к конфликтным ситуациям и недоразумениям. Поэтому у нас серьезная проблема в планировании, формировании и использовании государственного оборонного заказа. Соответственно, страдают предприятия», — добавил авиаэксперт.

Мирослав Лискович. Киев