В миреВажно

Война транспортных путей: политический обозреватель об обострении на границе Армении и Азербайджана

События вокруг Сюника были неожиданными, чисто в плане хронологии. Предполагалось, что напряженность вокруг этой части Армении начнет расти спустя почти четыре года после Второй Арцахской войны, когда подойдут к концу срок полномочий российской миротворческой миссии, и Баку, не сумев противостоять давлению Анкары, попытается создать новый и непредсказуемый очаг напряженности. Это было предположение, в основе которого лежали сложившиеся в конце войны реалии, которые, однако, в начале этого года изменились и стали причиной того, что Азербайджан начал спровоцировать эскалацию намного раньше.

Проблема в том, что и Баку, и Анкаре казалось, что оккупация южных районов Арцаха и размещение азербайджанских войск в непосредственной близости от восточной границы Сюника должны были привести к ситуации, когда все международные игроки смирились бы с мыслью о том, что Сюник и, следовательно, Армения перестают быть государством, претендующим стать частью транспортного коммуникационного узла, что автоматически превратило бы Азербайджан в региональное доминирующее государство. Речь, в частности, идет об индийском проекте «Юг-Север», разговоры вокруг которого активизировались в 2019 году, и который, по предварительной программе, должен был пройти в том числе по территории Армении, дойдя до грузинских и российских черноморских портов. Тем не менее, это был очень сомнительный проект в том плане, что он требовал огромных инвестиций, и трудно было ожидать, что та же Индия может в одностороннем порядке финансировать этот проект. При этом, даже если бы Индия смогла найти источник финансирования, то реальные работы по проекту могли бы начаться не раньше, чем, скажем, в 2025 году.

Эти расчеты сыграли свою роль всего два месяца назад, когда Китай решил существенно расширить свое геополитическое присутствие и заключил с Ираном в общей сложности инвестиционную программу на сумму около 450 млрд долларов, одной из составляющих которой стала идея создания транспортного коридора Индийский океан-Черное море. Интересно то, что Пекин дал Тегерану карт-бланш для определения маршрута коридора, и Иран сделал Армении предложение стать частью коридора. Это предполагаемое решение, поскольку, во-первых, Иран не мог позволить себе полностью зависеть только от Азербайджана, и, помимо этого, у Азербайджана и Ирана есть проблемы, которые в один прекрасный день могут завести отношения этих государств в тупик.

Понятно, что турецко-азербайджанский тандем не мог смириться с подобным сценарием, тем более, что армянская сторона упорно отказала провести путь, связывающий Нахиджеван с Азербайджаном, через Мегри. С целью изменения ситуации и представления Армении в качестве ненадежного партнера была предпринята достаточно серьезная информационная атака, в основе которой лежала мысль о том, что власти Армении «продали» Мегри, что речь идет не об обычном транспортном пути, а о «коридоре», который будет вне суверенного контроля Армении. По странному совпадению, эта информационная мина взорвалась в Сюнике именно тогда, когда в Ереване находилась иранская делегация, прибывшая в Армению для достижения предварительных договоренностей вокруг коридора «Юг-Север». «Взрыв», по всей видимости, не дал желаемого результата, вследствие чего, по еще одному странному совпадению, азербайджанские ВС проникли на суверенную территорию Армении накануне официального визита премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили в Армению. При этом Гарибашвили вновь «случайно» прибыл в Ереван для переговоров по транспортному коридору Индийский океан-Черное море и «проверки линий» Тбилиси-Ереван.

Левон Сардарян, 1lurer.am